Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Василий Овчинников: Гидроразрыв – не тот путь, которым должны идти нефтяники

Виталий Паутов
10 мая/ 07:12

Тюмень. На подоконнике в кабинете профессора Тюменского индустриального университета Василия Овчинникова сверкают обложками новые, только из типографии учебники «Технология бурения нефтяных и газовых скважин» в пяти томах. Осенью учебники получат студенты нового направления магистратуры, которые открывается под его руководством. Называется направление «Технологические решения строительства скважин на месторождениях со сложными геолого-технологическими условиями их разработки». Доктор технических наук, действительный член РАЕН Василий Овчинников считает, что в буровой науке есть многое, чего нынешние студенты не знают. А следовало бы.

- Скажите, что подразумевается под сложными условиями, указанными в названии нового направления?

- Пять лет назад средняя глубина скважины составляла три тысячи метров. Сейчас добыча идет гораздо глубже. Возьмём Бажен: нефть залегает на 3200-3300 метрах. В Оренбуржье – пять-семь тысяч метров. Доманиковые отложения находятся в пяти километрах. В таких условиях, естественно, возрастает температура, пластовое давление. Возникают вопросы, связанные не только с механикой бурения (хотя порода на глубине тверже – надо и режим бурения подбирать грамотно, и инструмент). Важно обеспечить герметичность вскрытых пластов. При температуре выше ста градусов цементный камень разрушается. По трещинам поднимаются пластовая нефть, газ, другие флюиды. Окружающая среда страдает от этого. К тому же, в пластовой нефти появляется сульфат иона магния, он вызывает коррозию обсадной колонны и цементной камеры.

Ещё один момент – гидроразрыв. Я к этому негативно отношусь. Если сделал первый – дальше надо делать второй, третий и так далее, чтобы увеличивать нефтеотдачу пласта. Но гидроразрыв дает эффект от силы 3-4 месяца. Это не тот путь. Надо создавать дренажную систему, бурить горизонтальный ствол и делать несколько стволов, многозабойную скважину. «КогалымНИПИнефть» сейчас разрабатывает эту технологию. Я думаю, это более эффективно. По их показателям дебит скважины возрастает в семь раз.

А ведь наука занимается этими вопросами. И наши ученики должны об этом знать.

- Сейчас они этого не знают?

- А им не рассказывают. Подготовка бакалавров для нашей специальности никуда не годится. После специалитета их сразу можно было поставить буровыми мастерами, на инженерные должности. А сейчас даже не определен статус выпускника, должность, которую он может занимать. В документах даже ничего не написано.

- Вы сказали, что студенты не знают актуальных научных разработок. На чем в этом плане основана ваша учебная программа? Что нового услышат магистранты?

- Одно направление я уже очертил. Далее – коррозионная стойкость цементной камеры. Специалистов по этому направлению в Тюмени нет. Но они есть в Уфе – например, Фарит Агзамов (доктор технических наук, член-корреспондент РАЕН, завкафедрой «Бурение нефтяных и газовых скважин» в УГНГУ). Бурением на море, на шельфе хорошо занимаются сотрудники РГУ имени Губкина. В области разрушения горных пород в России остался единственный специалист – Анатолий Попов.

Моя идея – приглашать их и других ученых для чтения лекций. С Уфой, например, уже есть договоренность.

- Но они ведь не смогут часто прилетать в Тюмень.

- А часто и не надо. Скажем, Агзамов прилетает, работает с магистрантами по восемь-десять часов, за пять-шесть дней начитывает им материал и улетает. И так далее.

Возникает ситуация двойной пользы. Магистры узнают, что происходит в вузах других городов, расширят свой профессиональный кругозор. А ученые будут привлекать их для решения своих научных проблем. Вот я, например, занимаюсь цементными растворами. Естественно, я двоих-троих ребят привлеку к работе.

- План теоретической подготовки звучит здорово. А что насчет практической? Когда я узнал о новом направлении, я сразу представил себе лабораторию с тренировочным оборудованием, на котором можно отрабатывать навыки буровика. Есть у вас такие планы?

- Есть. Но тут такая ситуация…

В свое время, когда несколько лет назад работал на кафедре бурения, я участвовал в создании международного учебного центра в университете. С помощью фонда развития купили установку, которая полностью имитирует условия бурения. Сделали тренажер, модернизировали его. Сейчас прихожу – всё, не работает.

Далее. При мне за 28 миллионов покупали установку по оценке степени загрязнения пласта. Зачем она нужна? Вот я разработал рецепт бурового раствора, на этой установке прокачиваю его через образец породы. Задача буровика ведь не только бурить, надо еще сохранить естественные свойства пласта. Буровых растворов сейчас создают много. И как новинки отразятся на пласте, никто не знает. С помощью установки можно это проверить.

А она сейчас валяется разобранной где-то в аудиториях. Надо ее снова смонтировать, заменить пришедшие в негодность узлы. Для этого придется приглашать зарубежных специалистов, у которых ее заказывали. На это еще несколько миллионов надо потратить. Легче новую купить.

- И что же, их нельзя использовать?

- Можно. И я хочу это сделать. Сейчас закончу с программой и буду ходить по проректорам, добиваться восстановления.

- Реально успеть к учебному сезону, как думаете?

- Если будет финансирование, реально.

- Пока вы называли только наших ученых и говорили об опыте российских компаний. Собираетесь ли вы учесть в программе и зарубежный опыт тоже?

- Каждый ученый анализирует и зарубежные источники тоже. Поэтому об их опыте магистранты узнают. Насчет приглашений… Планировал позвать Владимира Войтенко, специалиста в области горного дела из Минска. Можно привлечь и Виктора Данишевского, потомственного эксперта в области цемента, он в США живет. Но все зависит от финансов.

Вообще приглашать зарубежников, конечно, можно. Но я не сторонник этого. Наши больше знают. Пример: был в компании «Shell». Американский специалист докладывает о цементных растворах. Задаю вопрос: как вы готовили образцы для рентгеноструктурного анализа? Он отвечает: это не мое дело, этим занимается лаборант. Своеобразное разделение труда в науке. Да и мы уже пришли к тому, что если ты занимаешься цементом, то ничего не знаешь, например, о глинистых растворах. А знать надо много.

- Насколько вообще нужна буровику серьезная научная подготовка? Может быть, это только время отнимает?

- Был такой эпизод. Виктор Иванович Вяхирев, который тогда возглавлял «Тюменьбургаз», говорил мне: что эта наука ваша, ничего она не дает. Я говорю: Виктор Иваныч, попробуй, позанимайся. И он под моим руководством написал кандидатскую диссертацию, потом докторскую. После этого он при мне вызывает главного геолога, классного специалиста, и говорит: если ты через год не станешь кандидатом наук, можешь освобождать место. Всех начальников отдела он заставил заниматься наукой.

Наука – такое дело… Как говорит Владимир Поляков из Уфы, специалист в области предупреждения и борьбы с поглощениями, это болезнь, и болезнь эта – чесотка. Стоит только тронуть – и уже не остановишься.

Вот Оксана (соискатель ученой степени кандидата наук, работает под руководством Овчинникова – прим. авт.) сейчас читает бакалаврам лекции о цементных растворах. И она меня спрашивает: а можно я тоже приду на занятия магистров? Конечно, это же в плюс! Да я и сам пойду обязательно. Хотя тот же Агзамов – мой друг, мы давно знакомы. Но я хочу знать, чем он дышит. И он, приехав сюда, пойдёт на мою лекцию. Это взаимообучение.

- Многие ли заинтересуются всем этим многообразием? Каковы ваши ожидания?

- Думаю, конкурс будет большим. Ну, пока, честно говоря, играет моя фамилия. Ребята меня еще не забыли.

Важно, что набирать в магистратуру мы будем по итогам собеседования. Я лично буду с ними разговаривать. Понимаете, это же первый выпуск! Он должен быть элитным. Есть же в театральных вузах мастерские под авторским руководством. Вот здесь будет мастерская Овчинникова (улыбается). Самое главное – я вижу перспективу в этом направлении подготовки.

 

На фото:

1. Василий Овчинников.

2. Фарит Агзамов.

3. Виктор Вяхирев.

Просмотров 9493
Комментарии
Волков Юрий Андреевич, 15.05.2017
15.05.2017

Замечательно, уважаемый Василий Павлович. К сожалению не только в буровой, но и в нефтяной науке в целом "... есть многое, чего нынешние студенты не знают. А следовало бы." Причём следовало бы сразу "начинять" их самыми новыми, самыми передовыми знаниями. Вы и этому, оказывается, всемерно способствуете, приглашая для чтения лекций опытных специалистов. Причём, что очень существенно - отечественных. И даже если из-за рубежа, то всё равно "наших", так как действительно наши в НАШЕМ ДЕЛЕ - лучше разбираются. Это несомненно. Что же касается Вашей идеи формирования в ВУЗах именных мастерских,то она по своей мощи и для оперативного решения скопившихся проблем нефтегазодобывающей отрасли (НГДО) вполне сродни той, которую Вы огласили в названии своей статьи. Это тоже - "другой путь" решения проблемы подготовки кадров для НГДО и Вы своим личным примером показываете, как его можно начинать осваивать. Насчёт гидроразрыва - тоже вполне разделяю Ваше мнение: если он и нужен, то очень и очень в меру - объёмно-дренажные системы разработки надо учиться формировать. Надо изучать объект как следует, создавать его качественные модели и на этой основе разрабатывать не только "эффективно-рентабельно", но прежде всего - рационально.

Александр Хуршудов
13.05.2017

Гидроразрыв - это один из инструментов нефтяника. Он хорош в массивных залежах,чисто нефтяных зонах. Если близко вода, ГРП просто нельзя применять. И еще: если планируется эксплуатация скважины с высокими депрессиями (150-200 ат), то эффект от ГРП быстро снижается, и прорывы воды тоже весьма вероятны.
Не панацея. Но и не пустяк.

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

11.10.2017
В Ямальском районе поставлен рекорд по бурению многоствольных скважин

11.10.2017 Синица Владислав Владимирович, конструктор-изобретатель

Вообще-то, ТАМЛ-1 - это основной ствол обсаженный, а "боковик" - нет. Если есть хотя бы хвостовик/фильтр, то уже считается ТАМЛ-2. И зарезка бокового ствола с обсаженного основного при только начале бурения (не реконструкции) - оксюморон. Боковик надо бурить из открытого ствола без установки/снятия клинов-отклонителей.

24.08.2017
Газпром намерен за пять лет вложить 4,8 млрд руб. в газификацию Кировской области

11.10.2017 Исупова Юлия Викторовна 37 лет

Мы жители села Быково Куменского р-на,Кировской обл,Исупова Юлия Викторовна,Копосова Галина Алексеевна и Калинин Генадий Генадьевич нам не нужен газовый стояк,но с нас через мирового судьи хотят взять эти деньги,нам говорили что бесплатно ставить будут стояки,а теперь требуют деньги,в пустых домах тоже установили стояки но никто за них не платят,а почему мы должны платить?

09.10.2017
В Ноябрьске и Муравленко при поддержке "Газпром нефти" впервые прошел Всероссийский фестиваль "Где рождается искусство"

11.10.2017 Татьяна

Это большое событие для Муравенко и Ноябрьска, не так уж часто к нам приезжают такие личности мирового масштаба. Дай бог чтобы у детей, получивших сертификаты, все сложилось, и они в будущем прославят эти небольшлие города))

09.10.2017
Добычу на арктическом шельфе до 2035 года рентабельнее вести с берега

09.10.2017 Синица Владислав Владимирович, конструктор-изобретатель

Очевидный вывод. Еще 7 лет назад я разработал для бурения удаленных горизонтальных скважин (с берега) "невесомые" алюминиевые трубы (с плотностью стенки 2,2г/см3) для снижения трения в протяженных стволах. Это дополнение к универсальным долотам и ВЗД уникальных конструкций, как и телеметрическую систему с новым электро-магнитным каналом связи (100Бит/сек) и датчиками, приближенными к забою. Но даже уникальный микроимиджер (расстояние между электродами 5...7м) в процессе бурения так никого и не заинтересовал. Точнее, интересуются-то все, но платить не хотят. Вот и продолжают жить в пещерном строе и издавать возгласы из своих нор: "Эх, а хорошо бы иметь оборудование для бурения на 20км и получать точные данные в реалтайме!"

03.10.2017
На конференции в Сургуте нефтяникам предложили новый метод использования ПНГ

07.10.2017 Александр Доронин

Отличное решение проблемы утилизации попутного газа!

02.10.2017
Анализ движения котировок нефти Brent на 01.10.17

03.10.2017 Александр Хуршудов

1. Бразилия за 6 лет пробурила на подсоль 52 скважины и вышла на добычу 1 млн барр./сут. Разумеется, это очень высокий дебит, около 3 тыс. т/сут. Но надо смотреть, как меняется пластовое давление, нет ли прорывов законтурных вод, какой темп падения дебитов. Остальной шельф работает на порядок хуже.
Я посмотрю английские источник, если есть по этим месторождениям информация, дам краткий анализ.
2. Данные по Пермиан я взял с американского форума Паттерсона. Недавно геологическое управление США подсчитало запасы; для этого оно разделило все месторождение на зоны по EUR, первая, небольшая, с технически извлекаемыми запасами 250 тыс. барр, вторая (побольше) -160 тыс. барр, третья (более 60 %) - 99 тыс. барр.

02.10.2017
ODMCoin запустил первое в мире ICO для проекта по утилизации нефтешлама

02.10.2017 Сергей Зацепин

Очень верю в проект. Просто потому что интересен результат.

Индекс цитирования