Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Разработана методология подготовки геологической основы для совершенствования технологий нефтеизвлечения

17 октября 2017/ 14:19

Нижневартовск. Круглый стол "Инновационные технологии и оборудование для зрелых месторождений» состоится 15 ноября в Нижневартовске в рамках специализированной выставки «Нижневартовск. Нефть. Газ-2017». Участники обсудят широкий спектр технологий и оборудования компаний-разработчиков из разных городов России.

Генеральный директор Центра совершенствования методов разработки нефтяных месторождений (ЦСМРнефть) при академии наук Республики Татарстан Юрий Волков познакомился с проектом предстоящего круглого стола и рассказал о методологии подготовки геологической основы под создание и совершенствование технологий нефтеизвлечения.

- Когда была сформирована методология и как ее применить на практике?

- Начало формированию положено во время работы над проблемой «Обоснование систем разработки нефтяных месторождений Республики Татарстан горизонтальными и наклонно направленными скважинами» (1991-2005 гг.), а дальнейшее развитие она получила при обобщении опыта геолого-промыслового анализа разработки нефтяных месторождений Западной Сибири (2003-2015 гг.) и при создании научных основ инновационного проектирования разработки нефтяных месторождений (2007-2012 гг.).

Для освоения возможностей предлагаемой методологии и соответствующего ИТ-инструментария надо выделить статистически значимый, на 100-300 скважин, участок под первоочередные ГТМ или опытно-промышленные работы; количественно оценить исходную степень геологической изученности запасов этого участка; доизучить особенности его геологического строения, если оценка исходной степени геологической изученности окажется низкой; создать геологическую и гидродинамическую модели (ГиГДМ) участка адекватные уточненной количественной оценке степени геологической изученности его запасов.

Далее на этом участке можно планировать ГТМ и испытывать любые технологии с уверенностью, что надежность их прогнозируемой эффективности будет адекватна уточненной количественной оценке степени изученности запасов залежи и протекающих в ней процессов.

- А если упустить количественную оценку исходной степени геологической изученности запасов этого участка?

- Если не оценивать степень изученности количественно, то при отсутствии ожидаемого эффекта виновата будет технология. Это однозначно. Вполне возможно, что при прогнозировании эффективности этой технологии просто использовались не совсем верные данные. Но кто и как это докажет?

При наличии эффекта тоже непонятно, что это за эффект, так как из-за недостаточной изученности участка эффект этот может быть случайным. А что значит «достаточная» или «недостаточная» степень геологической изученности участка, если нет ее количественной оценки?

По результатам более чем 10-летней работы с длительно эксплуатируемыми объектами Западной Сибири установлено, что при существующих способе сбора и качестве накапливаемых исходных данных количественная оценка степени реально достижимой изученности подобных объектов должна характеризоваться в среднем числом 1,18. Было установлено также, что исходные количественные оценки степени изученности тех западносибирских объектов, с которыми ООО «ЦСМРнефть» работало в 2003-2015 гг., на дату передачи накопленных по ним данных в компании, изменялась в пределах от 0,67 до 0,83. То есть мы всегда начинали работать с недоизученными объектами. Например, при исходной изученности объекта 0,67 его недоизученность составляла (1,18–0,67)/1,18х100%, = 43,2%, а при исходной изученности 0,83 (пласт Х одного из рассмотренных нами месторождений) – 29,7%.

- Возможно ли как-то преодолеть недоизученность объектов?

- Да, для этого есть несколько путей. В первую очередь добрать данные (керн, ГДИС, гаофизика и пр.), как это обычно и делают или извлечь новые знания об объекте за счет переобработки уже имеющихся данных. В связи с ограниченными сроками исполнения работы по договору нам приходилось идти вторым путем.

- В вашей практике были успешные применения данной методологии?

- В 2011 году в одном из западно-сибирских нефтяных предприятий, с которым мы работали, пробурили 96 новых скважин. В том числе по нашему проекту – пять (именно на пласт Х – см. выше сведения о его исходной изученности). За время  исполнения работы над проектом нам удалось повысить степень геологической изученности пласта Х до 1,11, таким образом, при том же объеме и качестве накопленных исходных данных, с которым работали предшественники плотность извлеченных из этих данных знаний заметно увеличилась и недоизученность пласта Х снизилась с 29,7 до 5,9%. В результате расчетов на ГиГДМ, адекватных уточненной степени изученности, все пять наших скважин вскрыли еще сохранившиеся остаточные запасы, дали нефть и их суммарный начальный дебит по нефти оказался выше расчетного на 22%. Остальные 91 скважина были пробурены по расчетам еще шести организаций и их суммарный фактический начальный дебит по нефти оказался на 37% ниже проектного. Причем эффекта по суммарному фактическому дебиту не было не только в целом, но и ни по одной из этих организаций – их прогнозы оказались завышенными на величину от 13 до 82%.

- Почему их прогнозы оказались так сильно завышены?

- Дело в том, что эти шесть организаций, скорее всего, выдали свои рекомендации по расчетам на ГиГДМ, адекватных не уточненной (как мы), а исходной (как правило, существенно заниженной – см. выше) степени изученности рассматриваемых ими объектов. То есть на основе тех ГиГДМ, которые им предоставил заказчик. Это в лучшем случае. А в худшем – специалисты этих организаций, возможно, тоже пытались переинтерпретировать накопленные исходные данные, полагая, что тем самым извлекают из них новые знания... Но ведь искусством количественной оценки степени изученности вверенных им объектов они не владели, а потому своей переинтерпретацией они могли не только не улучшить степень изученности, но и ухудшить ее (!).

Насколько мне известно, искусством количественно оценивать степень изученности залежей УВС вряд ли кто владеет и до сих пор. Следовательно, не исключено, что практически все создаваемые нашими специалистами самые что ни на есть крутые технологии внедряются (апробируются, испытываются) на хронически недоизученных объектах при наличии существенных рисков и неуверенности в том, что будет получен ожидаемый эффект. Естественно, что при наличии такой неопределенности, с оценкой эффекта от любой технологии можно манипулировать как угодно. А это означает, что и фактически в каждом случае при такой оценке присутствует субъективный фактор. Следовательно, ни одна из внедряемых ныне на месторождениях РФ технологий не имеет объективной оценки своей эффективности. Все эти оценки, даже официально подтвержденные заказчиками, могут быть подвергнуты сомнению. Причем как в лучшую (для технологии), так и в худшую сторону.

- Если количественная оценка степени изученности залежей до сих пор не получена, то как компаниям добиваться глубокого изучения месторождений?

- Выход один: практически всем недропользователям, всем сервисным компаниям, всем создающим новые технологии и оборудование, надо содействовать внедрению в практику предлагаемой методологии или ее аналогов.

Те недропользователи, которые первыми предоставят площадки для апробации предлагаемой методологии могут так же в первую очередь рассчитывать и на то. что именно площади их нефтяных месторождений с большой историей будут  основательно доразведаны-изучены за счет и в ходе рациональной и эффективной доразработки расположенных в их пределах высокопродуктивных длительно эксплуатируемых объектов.

Просмотров 6830
Комментарии
Волков Юрий Андреевич, 02.11.2017
02.11.2017

Предлагаемая методология вряд ли будет в ближайшее время «коробочным вариантом». Пока её надо апробировать и внедрять на каждом конкретном эксплуатационном объекте по своему.
Первый этап: аудит ГиГДМ + планирование ГТМ + мониторинг разработки небольшого статистически значимого участка для получения ответов на волнующие любого недропользователя вопросы «сколько стоит», «перспективы инвестиций» и пр.:
1.1. Выделяете самый хорошо изученный с Вашей точки зрения и, одновременно, наиболее проблемный участок длительно эксплуатируемого объекта на площади месторождения с большой историей;
1.2. Кроме всего прочего даёте сведения о том, какие специфические технологии (ОПЗ, ГРП, БГС, физхим., тепловое и пр. воздействия) на нём применялись (в объёмно дренажной системе и в системе ППД мы сами попытаемся разбраться);
1.3. Мы оцениваем исходную степень геологической изученности запасов этого участка, решаем вместе с Вашими специалистами вопрос о необходимости доизучения особенности его геологического строения
1.4. Создаём (опять же лучше вместе со специалистами НГДУ, эксплуатирующего этот объект) ГиГДМ рассматриваемого участка адекватные уточнённой количественной оценке степени его геологической изученности;
1.5. Одновременно Вы контактируете с теми, чьи МУН, технологии перестрела, ОПЗ и пр. хотите внедрять на этом участке... Сервисники предлагают, мы вместе с ними или с Вашими специалистами оцениваем ожидаемые эффекты на базе вновь созданных ГиГДМ...
Надеемся, что на выделенном участке (первый этап) всё пойдёт так, как и задумано (см. выше предлагаемую методологию). Тогда можно будет переходить к рассмотрению её внедрения на рассматриваемом объекте в целом и, далее, как «Стратегию освоения ресурсов ...» всей площади месторождения с большой историей (Самотлорского, Фёдоровского, Тевлинско-Русскинского, Ромашкинского и пр.).

Иванов Александр Афанасьевич
26.10.2017

провести мониторинг месторождения имея квоту на добычу сколько стоит перспективы инвестиций

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

18.06.2018
Роман Самсонов: Цифровизация в РФ должна изменить управление нефтегазовой отраслью на всех уровнях

21.06.2018 Шраго Иосиф Леонидович, 60

Позволю себе немного критики.
Историческая:
1. Цифровизация началась не в 90-х.
Уже в 1968 г. под руководством Э. Е. Лукьянова создается макет станции контроля параметров бурения и проводятся ее испытания.
В 1972 г. приказом по Главтюменнефтегазу (В. И. Муравленко) в составе треста «Тюменьнефтегеофизика» (в Мегионской ПГК) впервые в стране создается служба контроля параметров процесса бурения, позже переименованная в службу геолого-технологических исследований (ГТИ).
В 1978 г. на Гомельском полигоне СПКБ БА (г. Речица) были успешно закончены испытания первой в стране полностью автоматизированной буровой установки Уралмаш 125А.
В 1987 г станция САОБ (Станция автоматизации и оптимизации бурения - развитие системы управления Уралмаш125А), как отдельное изделие, успешно прошла межведомственные испытания в г. Чернигов (Петрушевская площадь).
В те же годы СПКБ БА занималось проблемами распознавания нефтеностных скважин, предсказанием осложнений и всего прочего, что в статье приписано к задачам текущего дня.
Сущностная:
1. Непонятна логическая основа утверждения:- "Использование 3D-технологий позволяет нефтегазовым компаниям стать конкурентными на глобальном рынке". С чего вдруг красивые картинки, которые показывают на конференциях и совещаниях стали предпочтительнее системы, которая просто выдаст координаты, глубину и профиль скважины, которая даст оптимальный выход УВ? Или воспитанные на комиксах современные специалисты только картинки воспринимают? И при чем тут конкуренция на глобальном рынке, когда все используемые технологии визуализации разработаны ТАМ?
2. Следующее утверждение - "Большие перспективы есть, в частности, в области развития цифровых технологий для прогнозов и анализа геолого-технологических огромных массивов данных (Big data) с новыми системами визуализации подготовки принятия решений." выглядит крайне слабым, в связи с тем, что нет этих самых BigData геолого-технологических данных. А нет их потому, что десятилетиями уничтожается отрасль получения этих самых данных, а именно, службы ГТИ. Их стараются вовсе не использовать, не платить им. На тендерах РН годами используется принцип минус 15% от прошлогодних цен. Да и данных этих ГТИ запрашивают и используют самую малость - около 30 параметров, в то время, как станции могут дать около 700.
3. Если внимательно приглядеться к тем участкам текста, в которых говорится об успехах автоматизации, то видно - это относится к бизнес-процессам. Раньше это называлось электронный документооборот. Т.е. система, которая не позволяет нерадивому менеджеру сослаться на неполучение какого-либо запроса или директивы. Как было написано еще в 60-х годах - предполагалось, что компьютеры заменят существующий формат делопроизводства, но они стали теми костылями, которые удержали эту махину от полного распада. Так, внедрение электронного документооборота в СПБГУ привело к утроению бумажного документооборота. Красиво, я считаю.
4. Утверждение: - "Программа импортозамещения, простимулировавшая поиск альтернативных решений в России и странах БРИКС, уже дает не плохие результаты" также подлежит критическому осмыслению. Отсыл на зависимость от импорта в базовой части IT сферыв спекулятивен так как международные корпорации, изделия и ПО которых мы используем работают на все страны мира и потому, вполне чисты от различного рода закладок и каверз, поскольку будучи обнаружены, что не сложно, нанесут такой вред фирме-изготовителю, что поставит под сомнение сам факт ее существования. И проблем-то - покупайте честно лицензии и ничего вам за это не будет. С другой стороны, обсуждение этого вопроса в рамках БРИКС, подразумевает участие Китая в решении проблемы IT-самостийности, что, конечно, к самостийности не имеет никакого отношения, но и более опасно, чем обычно думают, ибо не далее как два года назад ведущим специалистам ГАЗПРОМа была продемонстрирована китайская закладка в ПО контролера обеспечивающего весь ввод/вывод на материнской плате персонального компьютера. С помощью этой закладки во время демонстрации было продемонстрировано полное отключение компьютера при попытке открыть документ с кодовым словом.
5. "Центр дистанционного управления и контроля за процессом проходки скважины уже больше похож на пульт управления космическим аппаратом, а процесс управления уже не связан с рутинными процессами сбора исходной информации." - в России всего пять поставщиков решений удаленного мониторинга строительства скважин и на сходство с пультом управления звездолетом они не то, что не претендуют - вовсе не тянут. Невозможно бурить скважину без сбора исходной информации, которая собирается с помощью датчиков.Также, невозможно бурить скважину без присутствия профессионала на ней, потому-что ГНВП вы удаленно не ликвидируете, да и вообще - буровики учатся пять лет в институте и всю жизнь на буровых. Наверное, это все потому, что профессия сложная. В качестве примера - при бурении на озере Восток, только одному человеку удавалось получить керны длиной свыше 70 см. Одному на все скважины всех групп из разных стран. Это информация к размышлению для всех любителей 3D- картинок, считающих, что остальное их программисты за пару месяцев нашкрябают. Так вот - не нашкрябают и за год.
6. Надежды на Сколково. Это очень модно и бюджетно-заманчиво - нет слов. НО. Напомню, что только в прошлом году Сколково умудрилось объявить конкурс на создание консорциума по геомеханическому моделированию, создать этот консорциум, а после, начать искать специалистов по проводке скважин и всего прочего, что связано с этим.
7. Цифровизация добычных скважин и 24 триллиона. Ну, про 24 триллиона много говорить не нужно - это много, и это главное, и никто на такие траты не пойдет. А вот про цифровизацию можно сказать следующее - устьевые арматуры на работающих скважинах никто менять не будет и дросселя с вкладышами как стояли там, так и будут стоять и гидродинамические испытания скважин для вывода их на оптимальный режим может провести только грамотный оператор лично на скважине. Для этого его надо учить. Средства для этого в стране есть. Цифровые. И давно.

21.06.2018
Специалисты "Газпромнефть-Муравленко" подтверждают высокую квалификацию

21.06.2018 Таня

Молодцы, конкурсы такого рода очень хорошо мотивируют становиться профессиональнее. Так держать!

09.06.2018
Игорь Шпуров: Для разработки доюрского комплекса и баженовской свиты западные технологии не подходят

20.06.2018 Лотарев Владимир Александрович, 67 лет

По имеющимся научным публикациям заслуживает внимания монография И.И. Нестерова "Нефтегазоносность глинистых пород Западной Сибири". Проблема в восприятии значимости естественных и техногенных процессов на геологическое пространство. Все наши подходы ко многим проблемам, как правило, "нафаршированы" заблуждениями. Мы изучаем нефтенасыщенные объекты и не уделяем должного внимания на процессы техногенеза, определяющие возможности добычи у/в. Знакомьтесь в интернете с моими работами, опубликованными в ИПНГ. Так же есть не последняя "Геологические аспекты техногенеза. Подробности при необходимости. С уважением, В.А.

18.06.2018
В Москве назначено повторное собрание кредиторов подрядчика "Ямал СПГ" - ООО "Ямалспецстрой"

19.06.2018 Дубров Вячеслав Игоревич 29

ну сомнений нет, что вахтовикам всё выплатят, на Ямал спг с этим строго. был случай, что через суд все выплатили рабочим и вопрос закрыт. я там сколько ни был, не было такого, чтобы народ кидали без денег после вахты.

09.06.2018
"Газпромнефть-Хантос" стал лучшим нефтегазодобывающим предприятием Югры в сфере охраны окружающей среды

14.06.2018 Анжела

Молодцы, ничего плохого давно о вас не слышно, значит, растете, стараетесь, есть значительные успехи, с чем и поздравляю. Считаю, что достойно заслужили ту награду, так держать.

04.06.2018
Умышленная недоработка законодательной отраслевой базы является одной из главных проблем ТЭКа

06.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Хотел бы пояснить, что выложенный на общественное обсуждение проект Концепции развития сектора независимой ( в т.ч. и малой) добычи в нефтегазовой отрасли Россим, подготовленный экспертами Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» по просьбе главы Минэнерго Александра Новака и при содействии президента Союза нефтегазопромышленников России Генадия Иосифовича Шмаля, является не каким-то уже законченным документом – готовой программой действий. Нет, конечно! Это всего лишь исходный пункт движения к цели – запуску в практику нашей нефтегазовой отрасли целого комплекса мер (в т.ч. и на законодательном уровне) по стимулированию процесса создания и развития в ней бизнеса небольших независимых (т.е. не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством), в т.ч. и малых (с годовой добычей менее 50 тыс. тонн) нефтегазодобывающих компаний (сокращённо – ННК), занимающихся исключительно разведкой и добычей УВС.
Если Вам интересно, в моём представлении алгоритм действий по "дороге" продвижения от замысла (Концепции) к Программе конкретных действий по стимулированию развития сектора ННК в российском НГК должен быть примерно таким:
1) Разработка чернового проекта "Концепции стимулирования развития сектора ННК в российском НГК" (по просьбе главы Минэнерго это уже сделано).
2) Общественное обсуждение проекта Концепции (это делается).
3) Доработка проекта на основе анализа полученных в ходе общественного обсуждения замечаний и предложений.
4) Защита отредактированного проекта Концепции на уровне госрегуляторов отрасли, так как есть надежда, что государство, как хозяин недр, заинтересовано в рациональном использовании в т.ч. и «малых» недр, где, согласно отечественной и мировой продвинутой практике, с оптимальной отдачей могут работать именно небольшие компании, относящиеся к сектору ННК. Естественно, при создании соответствующих «правил игры».
5). Утверждение Концепции на уровне госрегуляторов.
6) Решение вопроса о финансирования маркетинговых исследований ситуации в секторе ННК, которые должны выдать «на гора» не только "фотографию" существующего положения дел в секторе ННК, но и предоставить научно обоснованные рекомендации по конкретным механизмам стимулирования улучшений ситуации – т.е. что конкретно и в каком направлении надо менять в «правилах игры», чтобы стало выгодно, и стране, и бизнесу, создавать и развивать небольшие независимые компании, способные максимально эффективно решить задачу разработки «малых» недр, а также «хвостов» ВИНКов и законсервированного скважинного фонда. Лично я видел бы решение проблемы финансирования этих исследований на пути государственно-частного партнерства (ГЧП), когда и государство, как собственник недр, и заинтересованный бизнес вносят свою долю ресурсов в этот проект. Думаю, когда бизнес увидит, что государство также реально вкладывается своими ресурсами в проект, у него появится больше стимулов поучаствовать в таком софинансировании в режиме ГЧП. Наверное, могут быть и другие варианты. В любом случае эту тему надо обсуждать, как с госрегуляторами, так и с бизнес-сообществом.
7). Разработка и утверждение на уровне госрегуляторов Программы конкретных, пошаговых действий (в т.ч. и на законодательном уровне), которые бы позволили планомерно создавать комплексный механизм стимулирования развития сектора ННК в российском НГК.
Предупреждаю сразу, всё это возможно только при одном изначальном условии – реальной заинтересованности государства, как хозяина недр, в стимулировании развития таких небольших компаний, которые оптимальным образом решат проблему рационального использования «малых» недр, «хвостов» и законсервированных скважин. «АссоНефть» признаки такой заинтересованности видит. И это вселяет в нас надежды. :)

29.05.2018
Ришат Вахитов: К разработке концепции развития малой нефтедобычи необходимо подключить самих ВИНКов

05.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Уважаемые читатели интернет-портала Агентства нефтегазовой информации, чтобы у вас не создалось искажённого мнения о нашей работе, считаю своим долгом проинформировать вас, что Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» в своём проекте Концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ не делает какого-то предпочтения опыту в этой сфере в США по сравнению с программой развития малых нефтяных компаний (МНК) в Татарстане, успешно реализуемой в этой республике с 1997 г.
В упомянутом мною проекте Концепции даже есть специальный раздел: «Развитие малых нефтяных компаний позволило остановить падение и стабилизировало добычу нефти в Республике Татарстан». А Елена Валентиновна Корзун, генеральный директор «АссоНефти», уже более 20 лет отстаивающая интересы малого и среднего нефтегазодобывающего бизнес, практически в каждом своём большом, развёрнутом интервью считает своей обязанностью сослаться на успешный опыт Татарстана в этой области. Жаль лишь, что в настоящее время опыт этот в полной мере уже неповторим в масштабах всей страны. Ну, хотя бы по причине отсутствия в нашем недропользовательском законодательстве так называемого «правила двух ключей», действовавшего в 1997 г., когда мудрый и прозорливый 1-й президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев своим специальным указом запустил в жизнь программу создания МНК в Татарстане.

15.05.2018
В ЯНАО не возбуждались уголовные дела в отношении руководства ООО "Ямалспецстрой"

04.06.2018 Потураев Юрий Витальевич(работник ООО ЯСС)

До сих пор нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ЯСС. С конкурсным управляющим связи нет (на электронные письма он не отвечает).
Кто скажет когда ждать выплат и ждать ли их вообще?

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

03.06.2018 Потураев Юрий Витальевич 32 года

Нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ООО ЯСС, конкурсный управляющий на электронные письма не отвечает.
К кому обратиться для получения информации? Когда будут выплаты? Если перечисления с Ямал СПГ были, то почему бывшие сотрудники ЯСС ничего не получили?

Индекс цитирования