Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Константин Симонов: Нефтяным компаниям в России должно быть выгодно решать экологические задачи

23 мая/ 07:28

Москва. Нефтяные разливы, «историческое наследие» советских времен, нефтешлам, любые нефтегазовые загрязнения ведут к порой необратимым изменениям экологической обстановки. Нефтегазовые компании стремятся свести к минимуму риски для окружающей среды при разработке месторождений и  переходят на более рациональные способы добычи углеводородов.

О предотвращении основных экологических угроз со стороны нефтегазовой отрасли и проблемах, которые возникают в этой работе, Агентству нефтегазовой информации рассказал руководитель Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов:

 

- Известно, что основную экологическую угрозу со стороны нефтяной промышленности несут разливы нефтепродуктов. Обладает ли Россия набором средств и экспертных знаний, позволяющих избежать разливов нефти и нивелировать их последствия?

- Разливы нефти происходят не из-за дефицита технологий, а от неверных решений, стареющего оборудования и труб, от неправильного ремонта и нарушения технологий. Это, конечно, не говорит о том, что мы не умеем добывать нефть, используя при этом неверные приемы, которые приводят к разрушению экологической системы. Нет. Нефтеразливы происходят из-за неправильного применения существующих технологий.

Также значительная часть нефтеразливов случается из-за попыток сэкономить. Срабатывает принцип «скупой платит дважды», когда экономия на значимых технологических моментах в конечном счете приводит к нарушениям на месторождениях и разливам.

В будущем при добыче углеводородов на арктическом шельфе проблема разливов нефтепродуктов обретет совершенно другой смысл. Арктическая зона очень чувствительна к такого рода проблемам, там как раз таки отсутствуют технологии борьбы с разливами. Пока что не очень понятно, как там собирать нефть. В плане технологической оснащенности в Арктике проблемы будут. Но говорить об этом сейчас рано, еще большой вопрос, когда мы доберемся до нефтяных запасов шельфа. 

Дефицит технологий скажется не только в Арктике, но и на том же Бажене, где решений по борьбе с разливами тоже пока нет.  Но что касается основной массы добываемой нефти, то здесь остро стоит вопрос не технологий, а прежде всего безалаберности и желания сэкономить. Для примера возьмем использование китайского оборудования на месторождениях, которое устанавливается с целью экономии. Это сознательный выбор. Поэтому следует помнить, что все проблемы - рукотворные.

 

- Константин Васильевич, на ваш взгляд, за какой период времени в России удастся полностью избавиться от так называемого "исторического наследия" советских времен активной добычи нефти и газа?

- Это гигантская проблема, которая касается не только нефтяной индустрии, но и других сегментов ТЭК. Например, угольные шламы - колоссальный по сложности сюжет. В Госдуме ломают голову над законопроектом на эту тему.

Тут вопрос действительно непростой. Российские нефтяные компании являются наследниками старой советской индустрии. Мы знаем, что подходы к переработке нефтяных отходов тогда и сейчас совершенно разные. В Советском Союзе закрывали глаза на многие экологические нюансы. Возникает вопрос: кто теперь должен нести ответственность и кто должен заплатить за такое наследие?

Сейчас очень популярны красивые истории об уборке нефтяного мусора в Арктике, но это копейки по сравнению с реальными проблемами советского отрицательного экологического наследия.

К сожалению, налоговая нагрузка на отрасль увеличивается, налоговые решения, которые нужны отрасли, не принимаются. Получается, что при ситуации, когда возникнет идея увеличить косвенную налоговую нагрузку на отрасль, экологические сборы, которые тоже относятся к налогам, повышаются. Нефтегазовым компаниям сложно бороться с экологическими проблемами в таких условиях. Эта тема должна быть приоритетной не только со стороны нефтяной отрасли, но и государства. Если за данную проблему взяться сообща, на это удастся найти средства, то от «исторического наследия» можно будет избавиться в течение 7-10 лет. Но сколько это будет стоить и кто за это будет платить? Вопросов много, внятных ответов, к сожалению, пока нет.

 

- Какой инструмент может обеспечить комплексное управление экологическими рисками, а также привлечь дополнительное финансирование природоохранных и противоаварийных мероприятий?

- Инструментов всегда два – кнут и пряник. Здесь, я думаю, в качестве кнута можно использовать меры, которые уже есть, – штрафы за разливы, например.

В реальности же можно подумать и о прянике, который может выглядеть, как кнут. Возьмем те же экологические сборы, которые напрямую касаются и советского наследия, и нефтяных разливов, и ликвидации последствий аварий. С одной стороны, это в чистом виде косвенные налоги, с другой, если все-таки удастся создать гибкую стимулирующую налоговую систему, - не станет ли работа нефтяной отрасли эффективнее?

Как я уже говорил, у нас косвенные сборы с нефтяных компаний серьезно растут. Когда налоговая нагрузка увеличивается, то вряд ли стоит ожидать, что компании будут с удовольствием заниматься этой проблематикой. Всегда есть соблазн решить вопрос с регуляторами из-под полы. Наверное, неслучайно у нас при обысках чиновников Ростехнадзора находят миллиарды рублей. Это довольно показательные истории.

Я думаю, что здесь назрел довольно серьезный подход к реформированию этой системы. Необходимо предложить идеи, которые устроили бы и нефтяные компании, и государство. Например, можно часть экологических сборов назвать платой за углерод, и тем самым Россия смогла бы красиво выступить перед международным сообществом, или каким-то образом переупаковать эти налоговые выплаты, чтобы это поспособствовало активной работе нефтяных компаний над проблемами.

Как происходит сейчас: в России есть фиксированная нагрузка на отрасль, а государство к существующим сборам подкидывает домашнее задание в виде, например, тех же нефтеразливов. Конечно, после такого компании начинают искать лазейки для обмана. А если бы правительство выставляло на первый план приоритетные задачи и думало о том, как стимулировать к этому отрасль, то ситуация сложилась бы совершенно по-другому. Почему бы не предложить нефтегазовым компаниям увеличить экологические сборы за разливы, но в то же время сделать так, чтобы суммарные выплаты не увеличивались? Это один из тысячи вариантов.

Вот если бы государство из этого исходило и действительно считало такие технологии приоритетом, тогда бы оно в рамках существующей налоговой нагрузки эти решения принимало. Но, к сожалению, пока до такого умного управления налогами, с точки зрения правильного целеполагания, мы еще не дошли.

 

- Эксперты убеждены, что России необходимо использовать интенсивный подход к развитию нефтегазовой отрасли, который изначально ориентирован на улучшение экологической ситуации. В чем заключается такой подход, по вашему мнению?

- Экология как приоритет не может способствовать развитию нефтегазовой отрасли. Это слишком красивая картинка. Но другое дело, что современная нефтегазодобыча не может игнорировать экологическую тематику. Это очевидно. Мы понимаем, что природоохранные мероприятия - затратная история. Тут вопрос в другом. Нефтегазовая отрасль находится у той отметки, когда старая ресурсная база сокращается, и необходимо запускать новые проекты - гринфилды, идти на шельф, на Бажен, на другие ТРИЗы, где экологическая проблематика обязательно даст о себе знать, а отрасль должна будет прийти к новым экологическим стандартам.

Нефтяные компании не готовы к затратам, но это необходимо, и мы видим, что внимание к теме экологии растет. Это было видно и в процессе освоения Бованенковского месторождения, где предъявлялись требования к строительству железной дороги по тундре. Это будет касаться и Арктического шельфа, безусловно, как я уже говорил. Если не изменить систему, то мы легко можем получить славу губителей Арктики.

В современном мире никуда не уйти от экологической тематики и под ковер ее не замести.

Просмотров 3496
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

20.11.2018
Наталья Филина: Кустовые площадки месторождений нужно исключить из списка объектов первого класса опасности

03.12.2018 Александр Хуршудов

При всем уважении к интервьюируемому... Лучший порядок такой:
1. По окончании разведки месторождения и перед разработкой проекта его обустройства выполняется ОВОС и оно должно проходить экологическую экспертизу. Малые месторождения можно объединять в группы, например делать один ОВОС на лицензионный участок.
2. Все последующие проекты (кусты, трубопроводы, базы и т. п., рассмотренные в ОВОС, экологическую экспертизу проходить уже не должны. Если месторождение оказалось намного крупнее, после доразведки ОВОС корректируется и тоже проходит экспертизу.
А кусты бывают разные: при наличии на них газоконденсатных скважин, их обязательно надо относить к 1 категории опасности....

20.11.2018
Минэнерго изучит вопрос передачи надзора за добычей на шельфе единому органу

30.11.2018 Alexander

Чувствуется незнание специфики работы на шельфе в вашем комментарии Геннадий Николаевич. С учетом перехлеста функций многих надзорных органов и нехватка компетенций работы/контроля на шельфе, единый (отдельный) орган принесет много пользы недропользователям и людям.

29.11.2018
«РН-Юганскнефтегаз» разработал эффективный метод работы с фондом скважин с трудноизвлекаемыми запасами

29.11.2018 Каприелов Константин Любнардович 65 лет

Правильный подход к делу. Молодцы.

23.11.2018
В «Самотлорнефтегазе» нашли способ, позволяющий сократить количество обводненных зон при бурении скважин

23.11.2018 Габдрашитов Радик Фридатович 43 года

На самом деле, тема очень актуальная. На Южно-Приобском месторождении данные виды работ проводились с 2014года. Закрывемые муфты МГРП использовались для проведения повторного ГРП. Данные муфты закрывались лишь при пробных работах, т.е. перед проведением ГРП проводилось испытание на закрытие. Так было проведено МГРП на болле, чем 10 скважинах по технологии Мангуст (свместная работа ГРП и ГНКТ).
По прошествии 2-3х лет были проведены попытки закрытия муфт и последующее проведение рефрака.
Из 3-х скважин лишь на 1й удалось закрыть 2 муфты. Технология себя не оправдала. Основные причины: негерметичность при опрессовках и невозможность перемещения из-за коррозии.
Поэтому хотелоь бы улышать отзыв о работе данной муфты по прошествии времени.

23.11.2018
Инновационная разработка специалистов "Самотлорнефтегаза" позволила добраться до недоступных пластов

23.11.2018 Вильданов Рустем Ринатович 36 лет

Мы готовы сотрудничать в Проектировании обустройства данных скважин. ООО ЭНЕРГОСТРОЙ .

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

19.11.2018 Куренев Александр Валерьевич

Короче нет с ними никакой связи, на письма не отвечают, все замяли

26.10.2018
Павел Завальный: Налоговую нагрузку на нефтекомпании увеличивать нельзя

01.11.2018 Стадников Владимир Григорьевич

рост цен на топливо у нас идёт постоянный, вне зависимости от цены на нефть, и тем более., уж размер акцизов и налогов вполне сопоставим с размером прибыли нефтяных компаний.. которые сами вольны в формировании цены, ведь у них в распоряжении и добыча и переработка и реализация на внутреннем рынке и экспорт к тому же,да и правительство с ними "консультируется",а не музыку заказывает....

31.10.2018
Роман Панов назвал приоритеты в развитии сырьевой базы нефти в РФ

01.11.2018 Киселёв Дмитрий Дмитриевич 58 лет

К сожалению сложившуюся ситуацию с ГРР такими темпами и подобными методами не исправить. Она только будет усугубляться. Нефтяные компании тратят на ГРР на порядок больше, чем государство. Думаю, что необходимо в корне менять подход государства к работе с нераспределенным фондом недр. Как вариант: на аукцион выставлять участки не по стоимости, а по объемам ГРР. А вот варианты ГРР и должно предлагать МПР, и ГРР каждого участка должно быть частью общего ГРР всего района и региона. Да и суть аукциона необходимо менять - отдавать право работ на участке даже единственному претенденту.
А большую часть финансирования Росгеологии направить на разработку Программ ГРР и привлечь максимальное количество научных предприятий, в первую очередь научных (я говорю о РАН), отраслевых, действующих в структурах нефтяных компаний, а также независимых.

25.10.2018
Италия и Россия договорились сотрудничать в области экологии

27.10.2018 Новикова Елена Викторовна 48 лет

Замечательно, когда возможно международное сотрудничество в области улучшения экологической обстановки. Но пока нет понимания, что же это будут за предприятия? Потому что мы все видим, как повсеместно идет подмена таких понятий, как мусоропереработка и мусоросжигание (или термическое обезвреживание, выдаваемое за переработку). Главное, чтобы в очередной раз мы не стали закупать бывшие в употреблении заводы, от которых пытаются избавиться в Европе, например, в связи с недавним запрещением производства одноразовых изделий из пластика: посуды, ватных палочек и др. Или бэушные мусоросжигательные заводы, в связи с европейским коммюнике о выводе из технологической цепочки по обращению с отходами процесса мусоросжигания!

Индекс цитирования